85d1c645     

Тихомолов Борис - Кряка



Борис Тихомолов
Кряка
ДОРОГИЕ РЕБЯТА
Если вам случится побывать в Казахстане или Таджикистане и вы увидите
там белых как снег уток, знайте: утки эти выращены пионерами
Краснодарского края и переданы колхозникам Средней Азии.
Вот о, том, как пионеры помогли колхозу вырастить этих птиц, как они
берегли инкубаторских утят, заботливо ухаживали за ними, спасали от грозы,
добывали для них корм, сколько радостей и тревог доставила им эта работа и
как потом их питомцы полетели на самолётах в Таджикистан и Казахстан, и
рассказывается в этой повести.
С ЧЕГО ВСЁ НАЧАЛОСЬ
Вечерело. Сверху на голые ветви деревьев, на черепичные крыши хат
сыпало мелкой дождевой пылью и снежной крупой. Изрезанные колеями широкие
станичные улицы покрыты лужами. На улицах ни души. Будто вымерло всё,
только где-то далеко, на окраине, слышались людские голоса и шум тракторов.
Возле правления колхоза гомонили люди. Председатель, рослый пожилой
мужчина, размахивая руками, отдавал какие-то распоряжения. Колхозники
тащили доски, длинные жерди, укладывали их в настил. Тут же крутились
мальчишки, смотрели, как два мощных трактора, натужно рокоча моторами,
барахтались в грязи. За ними нехотя скользили тяжело нагруженные, крытые
брезентом сани.
- Тут будем выгружать! - крикнул председатель. - Разворачивай!
Тракторы закачались, развернулись на гусеницах и, свернув с дороги,
поползли к устланной досками площадке.
Вечерние сумерки накрыли станицу густой темнотой. Тусклыми радужными
пятнами засветились на столбах фонари. Председатель, зябко передёрнув
плечами, провёл ладонью по влажной от мороси седой голове и сказал,
обращаясь к длинному, как жердь, зоотехнику:
- Кажется, всё, Данило Фёдорович. Теперь нужно освобождать помещение,
выносить канцелярское барахло.
- А может, завтра, Александр Спиридонович? - возразил зоотехник. - Люди
заняты на разгрузке, рук не хватает.
Председатель усмехнулся, потёр руками, счищая с ладоней прилипшую грязь.
- Тракторы задерживать нельзя, - сказал он. - А людей... Тебе не
хватает людей?
Сейчас будут... - Сложив ладони рупором, он крикнул зычно, перекрывая
гомон: - Эге-ге-ге-е-ей! Мальчишки, девчо-он-ки-и-и!..
И сразу будто что-то изменилось в общей сутолоке. Шныряющие ребячьи
фигурки замерли, остановились, услышав призыв.
- Ко мне-е-е!.. Ко мне-е-е!.. - кричал председатель.
Ребята под добродушные шутки взрослых сбежались к председателю,
сгрудились гомонящей ватагой:
- Александр Спиридонович, вы нас звали?
- Звал, - очень серьёзно сказал председатель. - Ваша помощь нужна,
ребята.
- Какая? - спросил кто-то звонким голосом. Председатель повёл плечами:
- Холодно здесь, замёрз я. Пошли в помещение. На крыльце,
остановившись, он обернулся, разыскал глазами подвижную фигуру старшего
утятника, крикнул:
- Моисеич, как разгрузите первые сани, зайди ко мне, скажи!
- Ладно! - донеслось в ответ.
Председатель ввёл ребят в свой кабинет, просторный, светлый, усадил на
стулья по обе стороны длинного стола, покрытого малиновой суконной
скатертью. Сам присел на подлокотник жёсткого кресла, окинул взглядом
собравшихся.
Он знал их почти всех наперечёт. Вон сидят - два сапога пара - озорники
и заводилы: рыжий, весь в конопушках, Юрий Комаров и его закадычный друг
Петя Телегин. А вон им под стать две сестрёнки-близнецы Лида и Женя
Захаровы, обе на одно лицо, круглолицые, курносые, веснушчатые. Вон Павлик
Кра-марь, по прозвищу "Малыш". Вон Люба Карнаух. А это... ба-а-а!..
Председатель с трудом удержал улыбку: даже Г



Назад