85d1c645     

Тихонов Николай - Дискуссионный Рассказ



Николай ТИХОНОВ
ДИСКУССИОННЫЙ РАССКАЗ
Перевал Латпари,
высота над уровнем моря 2850 метров,
южный склон
Местами они подымались, как пена на кипящем молоке. Неровные, лопнувшие
их края мутными языками лизали камни. Огромная чаша лесной страны исчезла
в их косматой бесноватости. Горы изменялись в лице, когда к ним
приближался прибой этого неслышного моря.
Оно затопило солнце и выкидывало все новые и новые молочные гривы,
неумолимо спешившие к высочайшим углам хребта.
Начальник отдельного отряда Ефремов, скрипя кривыми зубами, смотрел на
вечерние облака, колыхавшиеся под ним. Облака явно торопились.
- На рысях идут, сволочи, - сказал он.
Тогда Кононов, военком, закричал ему, таща за собой по камням
задыхавшегося от высоты строевого жеребца:
- Александр Сергеевич, глядишь, любуешься, а знаешь, как это называется?
Они стали смотреть оба. Ефремов грыз мундштук потухшей трубки, зло
ударяя каблуком край нерастаявшего снега. Он не отвечал.
- Ночь называется, - сам себе ответил военком. - Торопится ночь
сегодня, а мы не торопимся, комбат, а мы торопимся потихоньку...
- Торопливость хороша блох ловить, - сказал мрачно Ефремов. - Отстань
от меня, военком! Мне и так невтерпеж.
Горы вокруг темнели уже заметно. Молочная пена облачного моря стала
серой и враждебной.
- Плохо, Александр Сергеевич, плохо, - сказал военком.
Ефремов показал ему на изгибы горной тропы. Там вились темные кольца
голодного, продрогшего и усталого отряда.
Томительный ветер вдруг засвистал в ушах. Конь военкома закашлял, тряся
гривой, выросшей выше нормы. Комбатр Аузен метался по горе, крина на
утонувшие среди пехоты выаки своей затасканной батареи. Иные батарейцы
двигались вверх без тропинок, в муках сокращая расстояние, держась за
лошадиные хвосты. Лошади свешивались над хлипкой пропастью, собирая
дыхание, и синие сливы их глаз наливались желтизной отчаяния.
- Пусти хвост, сатана! - кричал Аузен. - Мало она тебе шесть пудов
несет, так ты еще примостился? Иди на тропу!
Брось хвост - у нее паралич зада будет!
Лошади с вьюком двигались прыжками, отчего вся тяжесть вьюка била их по
крупу и заставляла ежеминутно оседать на задние ноги. Люди дышали, как
лошади, широко раскрыв рот и останавливаясь через пять шагов.
- Ну, вот так, - сказал Аузен, - растянулись на семь верст, - где
хобот, где колеса, где лобовая часть - подет разбери. До ночи не
разберемся.
- А ночь - вот она. - Военком плеснул рукой в сторону облаков, - Вот
где уже ночь, под колени влезла уже...
- Хорошо, что не в бой идем, - отвечал Аузен и снова закричал под гору:
- Кто там рысит? Трусцой идти! Не сметь рысить! Передавайте дальше: не
сметь рысить!
- Дай дорогу! - закричали снизу, и пехота расступилась.
Пехота садилась выше тропы и гудела.
- Заморились, - сказал Ефремов, - заморились работнички. Ничего не
поделаешь. Скоро ночлег.
- Где ночлег? - спросил Кононов, беря из рук комбата кисет с махоркой.
- На перевале, по расписанию, - не моргнув глазом, ответил Ефремов.
- Та-ак, - протянул Кононов, - на перевале? В снежки играть?
- В снежки не играть, - отвечал с деловитой яростью комбат, - а ты,
военком, суди сам. Вниз не стянемся благополучно: темнота, измотали людей
и лошадей. Куда пойдешь, что скажешь? Смотри, что делается.
- Дай дорогу!
Задние вьючные лошади проходили мимо обезноженной пехоты тихим, рабским
шагом. Ударил колючий и холодный дождь. Смесь людей, камней и животных
потемнела еще больше. Ночь подходила вплотную.
Серая лошадь первая сорвалась с у



Назад