85d1c645     

Тимошенко Виктор - Под Прицельным Взглядом Зимородка



Виктор Тымошенко
Под прицельным взглядом зимородка
Сократ сидел на подоконнике, поджав к себе правую ногу, и движениями
подбородка пугал мух, садящихся к нему на колено. Мухи необычайно сердили
его своей похожестью на котов. Ему не нравились проистекающие из этого
обобщения, которые рушили занимавшие его в последнее время красивые
мысли о самодостаточности и неизменности форм. Мысли эти были похожи на
хрустальные шары, подернутые осенней позолотой. Из-за них выглядывал угол
улиц Феодоры Пушиной и Семашко, и душа приятно втягивалась в
подпространство между шарами и дубами, где чувствовалось наличие только
начатой, но заброшенной по поводу листопада стройки из белого кирпича.
Прозрачная созерцательность мыслей о неизменности форм обидно
уплощалась и терялась в щетине непомерно-огромной мухи, так некстати
похожей на невинного рябого кота, по крайней мере раз в пять уступающего ей в
размерах. Сам собою возникал вопрос о том, кто первичен - мухи или коты.
Тянуло придираться к мухам, чтобы обернуть его в пользу котов -Сократ
чувствовал, что жизнь станет похожей на понос, если вдруг окажется, что коты
происходят от мух.
"Впрочем, - пытался он занять беспристрастную позицию, - так оно,
вероятно, и есть - всё похоже на всё. Человек похож на обезьяну, обезьяна
похожа на паука, паук - на таракана, таракан - на бегающую рыжую доску, значит,
человек похож на бегающую рыжую доску. - Сократ на всякий случай сплюнул,
сравнивая ощущения от того, что было у него на языке с предполагаемыми
ощущениями от попавшего в рот таракана. - Просто никому не приходит в голову
ставить рядом очевидные вещи. Ведь вот же коты гораздо более похожи на
собак, чем на мух - но ни у кого и мысли не возникает их сравнивать! Привыкли
мы думать о хуйне..." - вернулся к статусу эстетствующего наблюдателя Сократ.
Он прислушался к звукам фортепиано, которые умолкли. Из приземистого,
похожего на теплицу гаража, вышел человек в черном жилете, белой рубашке и
белых перчатках, огляделся по сторонам и что-то дорисовал на доске почета.
Сократу казалось, что он, наконец, вплотную приблизился к разрешению
тайны перловки, с детства серой тучкой клубившейся в верхнем углу его
внутреннего пространства. У изголовья разгадки роковым образом встало
передовое оборудование фирмы Бюхлер. Hо радости это не вызывало - тайна
сама приблизила его к себе, не оставляя направлений для бегства. Тучка
медленно таяла, контуры бытия становились отчетливей, глубина леса
прояснялась и опасаяся-блуждать становилось негде - "просто пиздец!"
Из-за угла гастронома появились бабки с авоськами картошки и
расположились в ожидании потенциальных покупателей. Зазвучал хит "Crush".
Вдруг из ивовых ветвей на них налетели тяжело груженые другой картошкой
милиционеры и начали отбирать ту, которая была у бабок. Бабки сопротивлялись
вяло - это удивило Сократа, всегда питавшего уверенность в том, что от бабок
можно схватить пизды. Милиционеры нагрузились сверх всякой меры и тяжело
двинулись прочь. Когда они подошли поближе, Сократ разглядел, что лица у них
молодые и задорные. "Hаверное им разрешают забирать конфискованное себе, -
решил он, - что-то слишком рьяно они в последнее время взялись за этих бабок."
Он подумал, что вовремя уклонился от эпитета "бедных". Hо, поразмыслив,
внутренне покоробился и от "этих".
Сама собой в воображении предстала картина преследования голодным
милиционером резвой бабки в черном, блестящем коротким ворсом,
полупальтишке. Бабка спасала картошку и д



Назад