85d1c645     

Тин Анна - Посол С Коморры



Анна Тин
ПОСОЛ С КОМОРРЫ
Надо сказать, задание у нас с Роофом не из приятных. Не люблю я такие
вещи. Рооф тоже хмурится, но сам внутренне даже доволен. Ну и болван,
воображает, что он особенный, раз ему так доверяют. А по-моему, это самая
черная работа, что ни на есть. Сидим в развалинах третий час, дышим пылью,
а все затем, чтобы инопланетника подстеречь. Главное не пойму, чего наши
власти никак не договорятся, что в этих коморрянах особого. Земляне же
столковались с ними, а наши все вокруг да около. А нам из-за этого торчать
тут, на самом солнцепеке, среди камней, ловить коморрского посла.
Неизвестно, еще как земляне на это посмотрят. Не пришлось бы воевать сразу
с двумя цивилизациями. Наши-то думают, что так они разом и землян с
коморрянами поссорят, и много интересного узнают. Мне же это, честно
говоря, не нравится. Однако задание, не отвертишься. Я не сделаю, так
другого пошлют, не в этот раз, так в следующий... Вот и дичь появилась,
Рооф, ты видел?
Втроем они спрыгнули на берег и направились к высящейся над островом
громаде руин. Два землянина и посол с Коморры, с непроизносимым для
людского голоса именем, посему окрещенный для простоты Лоуллом. Сырой,
залитый солнцем песок" скрипел под ногами.
- А какой тебе тут интерес? - махнул рукой в сторону развеянного
временем храма Аркет Бел, начальник косморазведки.
Посол обернулся, и Фил Консорт, советник по связям с инопланетянами,
понял, почему глаза его кажутся огромными - из-за отсутствия белков.
- На моей планете такого нет. Ничего древнего и ветхого, все застроено
и обжито. И мне кажется, что ваши предки думали по-другому, чем вы, -
донесся приглушенный ветром ответ.
- Да, они и жили в другом мире. Звезды для них были гвоздями, вбитыми
в хрустальный свод неба.
В юности Аркет грешил стихами, и до сих пор у него осталась скверная
привычка иной раз говорить красиво. В сочетании с крепкой, широкой в кости
фигурой, резкими движениями и волевым, упрямым выражением лица это
производило довольно комичный эффект. Пока они бродили между разрушенными
зданиями, Бел воодушевлено пересказывал популярные издания, посвященные
этой культуре. Лоулл вроде бы внимательно слушал, но при этом испытывал
беспокойство, которое Фил хоть и чувствовал, до объяснить не мог. Сначала
советник по связям отнес это на счет экскурса в историю. Но дело было в
том, что острая интуиция жителя Коморры побуждала его немедленно уйти
отсюда. Руины источали угрозу, но как он ни напрягал слух, зрение и все
прочие восемь чувств, никакой внешней опасности он не улавливал. Вместе с
тем чутье могло и подводить его, сказывалось влияние скрытых эмоциональных
каналов аборигенов. Из-за этого, а также из дипломатических соображений, он
никак не решался высказать свои опасения. Они приблизились к центру
комплекса, и напряжение сделалось непереносимым.
- Я вспомнил про одно дело - начал Лоулл, но договорить не успел.
Почва разверзлась под ними, и их накрыла тьма...
Все же Рооф, хоть и дурак, а может, когда хочет...
Технически он сработал отлично. Мрак был что надо и пустоту мгновенно
открыл. Но глупость есть глупость, она себя покажет. В спешке он налил
слишком жидкую "подушку". Так что наши три приятеля, попав в нее, хоть и не
расшиблись, но и не завязли, как положено. Опять же Рооф погорячился, когда
с ходу кинулся на коморрянина с гипнопетлей. С виду тот, конечно, дохляк
дохляком, однако против наших шести у него десять чувств, а реакция - нам
такая и не снилась. А ведь Рооф знал,



Назад