85d1c645     

Тисецкий Григорий - Я



Тисецкий Григорий
Я...
Когда пытаешься написать про себя, получается в итоге что-то
неестественное, далёкое и кажется, что биография эта и вовсе не
соответствует реальности. Может быть, так и есть? Может, автобиография это
вымысел, придуманная судьба какого-то другого человека? А может, просто, в
ней нет откровения, слишком дорогого для человека, которое, подобно
солнечному удару, сплетает мысли в трезвый узел осознания того, что
стоишь?.. В конце концов, любое написанное на бумаге не является
действительным, а живёт лишь частью размытого отражения того, что
происходит внутри... Но, чёрт побери, это попытка понять, что же всё-таки
там происходит, и это путь за рамку постоянства!..
Представлю себе, что просто перепечатываю чужой потрёпанный лист:
Это лист, содержащий некоторые сведения о Тисецком Григории...
В 2002 году вышла первая книга Тисецкого Григория, как поэта, хотя и
содержала достаточное колличество новел, - "Ангельский симпозиум"...
Да и печатался он в различных журналах и газетах Беларуси (Немига
литературная, Качели, Зорька, Советская Белоруссия, Нёман и т.д.)...
Недавно Григорий стал членом "Литаратара" Союза белорусских
писателей...
А вот собственно и произведения:
Плавание Магеллана
Посторонись, Магелланово облако! Не сможет твоя красота, со всей твоей
вселенской невинностью затмить славу Магеллана. Ты чувствуешь, как плывёт к
твоим границам корабль из земного дерева? Он уже близко. Это поистине
первый корабль логичности и последовательности на Земле. Если бы ты знала
галактика, что носишь имя величайшего из людей, того, чей голос до сих пор
будоражит тайные уголки Вселенной.
Магеллан, исследователь, ты движешься по кругу, постепенно переходя в
спираль. Что ты успел найти и облюбовать за эти сотни лет? Истину? Или
что-то сверх неё?.. О, Магеллан!.. Во имя твоей любознательности, во имя
тайного имени Мира, пусть же сольются воедино в нашем понимании спираль и
эллипс!..
Шум мотылька
Когда темнота ночи поглотила всё живое и установила своё время со
своими правилами, когда чья-то тень, отбросив оковы, уже вдоволь наигралась
со светлячками, слуги затушили последние огоньки, осветлявшие слабым
тусклым светом стены дворца. Недолговечная тишина в эти минуты тревожно
качалась... Постепенно становился слышен шорох листьев, грубый и трудно
воспринимаемый на слух после стольких мгновений молчания. Постепенно
сверчки, в начале по одиночке, а потом и всем хором заводили ночные
песни... Шум переборол тишину. Но это был не грубый шум, он не резал слух,
не давил на барабанные перепонки. Да, он требовал понимания и проигрывания
в голове... Это был шепот природы, завораживающий и неподражаемый. И любые
другие звуки стремились войти с ним в гармонию, стать его частью. Даже
громовые удары оземь падающих камней, невероятно легко втекали в ночную
песню и становились как-то нежнее.
Ирод не спал - он слушал. Его тонкий, не смотря на старость, слух
улавливал даже самые тихие вздохи, от которых царю становилось не по себе.
Пророческие вздохи... Ирода бросало в ужас: руки его начинали трястись,
веки дрожали, по душе пробегало беззвучное кряхтение, отчего состояние
делалось ещё напряжённее. Игры светлячков более не расслабляли. Ничто более
не расслабляло. Твёрдое напряжение... Рядом со смотрящим в темноту владыкой
стояла женщина. Её лица не было видно, не возможно было разглядеть, во что
она одета. Не возможно было прочесть её мыслей. Царь также слышал и её
вздохи... Они другие: мягче, ласковее,



Назад