85d1c645     

Тищенко Геннадий - Наследие



ГЕННАДИЙ ТИЩЕНКО
НАСЛЕДИЕ
Летит над искрящейся в лучах солнца гладью океана скутер. Солоноватые
брызги щекочут лицо. На душе легко и радостно. Предвкушение скорой встречи с
Анной переполняет меня, я никак не могу надышаться вольным воздухом, и все
происходившее со мной на дне кажется теперь кошмарным сном.
Что еще человеку надо для счастья? Я молод и здоров, у меня интересная
работа, которую не променяю ни на какую другую... И у меня есть Анна.
Небольшая стая дельфинов догоняет скутер и мчится рядом. Некоторые из них
порой приближаются совсем близко, рискуя попасть под струю водомета. На сердце
вдруг становится тревожно. Мне начинает казаться, что дельфины хотят
предупредить меня о какой-то опасности...
Набережная Розы Ветров непривычно пустынна. Аквамариновые волны лениво
плещутся о полупрозрачные пластиковые плиты, покрытые кое-где ракушками и
красноватыми водорослями. Обычно роботы каждую неделю чистят береговые плиты,
и потому водоросли сразу бросаются в глаза.
Причальные гроты и шлюзы вроде бы не изменились за время моего
двухнедельного отсутствия, но что-то в облике понтонного острова вселяет
неясную тревогу...
Пришвартовавшись к центральному шлюзу, я убедился, что меня никто не
встречает. Все автоматические трапы на причале почему-то подняты. На всякий
случай вплотную подхожу к ближайшему автомату и останавливаюсь перед его
фотоэлементами. Автомат некоторое время моргает огоньками. Значит, работает.
Просто заблокирован...
Меня явно не желают пускать в родную обитель... Пнув с досады ни в чем не
повинную машину, прикидываю высоту основного борта. Около трех метров.
Разбежавшись, вскакиваю на панцирь кибера и, ухватившись за прутья,
подтягиваюсь к верхней палубе. Через несколько секунд уже бегу по мокрому
силиконовому покрытию понтонного острова к центральной диспетчерской.
- Остановитесь!!! - грохочет вдруг сверху хриплый мужской голос. - Не
входите в помещение! Это приказ!
Поднимаю голову и вижу раструбы громкоговорителей, установленные вдоль
набережной через каждые тридцать - сорок метров. Раньше их здесь не было.
- Возвращайтесь на материк! Не дотрагивайтесь ни до чего руками! Это
опасно...
Голос умолкает, но еще некоторое время громкоговорители издают странные
клокочущие звуки.
Возможно, в других обстоятельствах я послушался бы совета неведомого
доброжелателя. Но не сейчас. Как я мог покинуть остров, не выяснив, что
происходит здесь. Ведь на острове более двух тысяч человек, много женщин и
детей. А сейчас не видно ни души.
Не слушая больше предупреждений, вбегаю в диспетчерскую. Коридор,
освещенный тусклым светом аварийных ламп, пуст. Ближайшая дверь заперта
изнутри. С минуту барабаню по ее толстой обшивке, но безуспешно. Мертвая
тишина. Вторая дверь... Третья... Не помню, в какой по счету комнате в ответ
на мой стук раздались звуки шагов. Кто-то медленно шел по пластиковому полу,
тяжело ступая босыми ногами. Вдруг раздался хриплый женский голос:
- Это ты. Карл?
- Нет, я только что прибыл со станции ГТСЗ...
- Значит, вы не из биологического отряда? - в голосе женщины послышалось
разочарование. Дыхание было тяжелое, с присвистом. Ей нелегко было говорить.
- Нет, я не из биологического отряда, но, может, вы мне объясните, что
произошло?
- На вас нет гидрокостюма? - спросила женщина.
- Я достану, если надо...
- У нас все заражены, - раздался едва слышный шепот. - Ходить могу только
я. Но и мне осталось недолго...
- Да что же здесь случилось?!
- Никто ничего толком не знает



Назад