85d1c645     

Тищенко Светлана - Виктория



ТИЩЕНКО СВЕТЛАНА
ВИКТОРИЯ
Книга первая
Меж двух огней
  
  
   Вступление
  
   Колеса мотоцикла скользили по проспекту чуть слышно. Ночное небо полностью скрывало и машину, и ее всадника. Звезды на небе смешались со звездами на шлеме и с фарами мотоцикла. Всадник, одетый в черную кожу, слился со своим стальным другом.

Ему мог позавидовать любой байкер. Совершенно новый черный Сузуки переливался всеми красками ночного города и блестел ярче звезд. Он скользил по асфальту как по маслу, покрывая километры с быстротой молнии и мягкостью кошки.

На такой машине можно ехать всю ночь, не останавливаясь.
  
   И всадник ехал. Ехал всю ночь, без цели, просто радуясь свободе ночных проспектов, чистому звездному небу и своей машине. Может он думал о чем-то своем, может пытался сжечь часы одинокой ночи, а может пытался убежать от самого себя.
  
   Кто он, этот таинственный наездник великолепной машины? Этого не знал никто во всем большом городе. Наверно кроме него самого.

Все, что про него знали, это то, что он всегда одет в черное и его шлем с темным стеклом наглухо закрыт. Его машина безупречна и уносит его в мгновения, не дав время никому даже опомниться. Ему давали разные прозвища, но только одно зацепилось - Ангел.

На спине кожаной куртки красовались два расправленных белых крыла - отсюда и прозвище. Ангел, еще и потому, что он являлся на помощь в самый последний момент, совершенно ниоткуда. А потом также и исчезал, как растворялся среди машин и людей.
  
   Ночной город растворил в себе таинственного наездника, сохранив его тайну нераскрытой. Наступал новый день. Каков он будет?

И понадобится ли кому Ангел?
   Новый день
  
   - Мариша Николавна, Мариша Николавна, кричал во весь голос Витя, едва переступив порог дома.
   Он даже забыл, что надо мыть лапы Лаки. Лаки возбужденный радостью хозяина прыгал и гавкал, как щенок.
   - Мариша Николавна, а Ангел опять наших спас, гордо заявил он, наконец добравшись до кухни.
   - Виктор, - Марина Николавна глянула на него поверх очков. Виктор, а обувь, а лапы?
   - Я сейчас. Вот "Смена", сами читайте. Ох, как бы я хотел, чтобы Тори взяла у него интервью, а то она пишет только после того, как все самое интересное уже кончилось.

Эх.., - и он убежал догонять Лаки и вести его в ванную.
  
   Марина Николавна, села за кухонный стол, надвинула очки и взяла газету. Она очень любила свою старшую воспитанницу и совсем не хотела, чтобы та брала интервью у всяких таинственных личностей, особенно у этого Ангела. Никто и не знал кто и что он есть.

А Виктория, хоть и журналист, но из очень хорошей семьи и очень воспитанная девушка. Ну почему она не стала врачом или ученым, как родители.. Марина Николавна вздохнула, отодвинула газету и встала включить чайник.
  
   "Если этот крик Виктора не разбудил Тори, то ее и выстрел Авроры не разбудит", - улыбнулась она сама себе. "И когда эта девчонка пришла вчера домой. Сегодня она пришла, это точно. Марина Николавна собралась уж было ворчать, но передумала.

Виктория скоро переедет в свою квартиру, и она будет по ней скучать. "Лучше я буду баловать свою девочку эти последние денечки", - подумала она. И утро вместо ворчания начиналось с блинов и чая.
  
  
   Марина Николавна
  
   Марина Николавна появилась в семье Келес больше десяти лет назад, сразу после рождения Вити. В Питере она была приезжей. Она приехала в Питер к своему мужу.

Муж был намного старше ее и слаб здоровьем, поэтому они решили, что переедет она. Марина Николавна оставила свою



Назад