85d1c645     

Титова Татьяна - Сублограмма



Татьяна Титова
СУБЛОГРАММА
У Олега не нашлось свободной кассеты, и он попросил, чтобы я взяла свою.
Еще он сказал, чтобы я торопилась, Артуро вызвал нас срочно, толком не
объяснив задания. Намечалась грандиозная проверка. В нашем училище он
комплектовал рабочую группу, отбирая людей с хорошей образной памятью.
Артуро не называл цели, стоявшей перед несколькими из нас, но интуитивно мы
понимали всю ее важность: старый межпланетник не посетил бы из праздного
интереса художественную школу. Словом, я моментально собралась и помчалась.
Чуть-чуть кассету не забыла.
С Олегом я столкнулась на лестнице, мы обменялись кивками и поспешили
наверх. Сублограф он тащил свой, портативный, в чехле, как у заядлого
граммера. И ни капли не волновался. Поговаривали, что Олег Дуплев был одним
из первых, кого выбрал Артуро, так что Олег поднимался себе спокойненько по
ступенькам чуть впереди, и меня это раздражало.
Он очень способный и пишет здорово, кадры получаются великолепные, но я
давно хотела ему сказать, что он может делать только фрагменты, два или три
в сублограмме: яркие, четкие, резкие, о которых потом гудит все училище, а
остальная запись идет на полутонах; может быть, это стиль, но скорее всего,
уловка, творческий прием. "Вот граммер несчастный", - думала я, поднимаясь.
На площадке четвертого этажа Олег обернулся. Странно, мне показалось,
будто он ищет поддержки.
- Задание будет на воображение. Причем все варианты должны остаться в
записи, Артуро особо предупредил.
- Это тебя смущает?
- Да. Я не умею работать сразу.
- О чем речь, Олег. Никто не умеет. Если Артуро должен видеть, как мы
возимся, пусть видит.
- Я хотел бы сразу найти сюжет, достойный его внимания.
- Упражнения еще никому не вредили.
- Если бы просто упражнение, - вздыхает Олег, - ты ведь знаешь, куда
ведет результат...
- Это ничего не меняет. Он должен знать и наши слабости, и наши
способности, - отвечаю я и замолкаю. Результат важен для нас, это
несомненно, но неужели Олег собрался подгонять вопрос под ответ?
Артуро не ждал нас или делал вид, что не ждал. Перед ним лежал альбом с
фотографиями: толстый, с потертыми уголками. Лучшие кадры или старые друзья?
- Можно? - спросил Олег.
- Пожалуйста, - развернул альбом Артуро. Я отошла. Не могу смотреть чужие
снимки. Все равно ничего не знаешь. А спрашивать неудобно. И работать
сейчас, записывать, причем набело. А вместо своих мыслей и образов вдруг
пойдут фотографии. Олег отложил альбом, бегло перелистав.
- А вы не хотите? - сказал Артуро с улыбкой.
- Простите, не сейчас. Я не смогу работать, - ответила я откровенно.
- Вы человек понятливый, - Артуро уже не улыбался, - однако мне хотелось
бы вас проверить.
- Да, конечно.
Я раскрыла альбом наугад.
Маленькая девочка лет четырех с игрушечной лопаткой стояла, нахмурив
бровки, в ухоженном палисаднике. Была весна или осень, девочка хмурилась, и
сандалия в капризном жесте была поставлена на носок. В ребенке угадывались
черты Артуро, но Артуро никогда не говорил нам о дочери, мало того, мне
показалось, что Артуро напряженно смотрит на меня, ожидая вопроса и опасаясь
его. Под снимком была дата: почти двадцать лет с того осеннего дня. Она
старше... но зачем, зачем мне понадобилось думать о ней именно сейчас, когда
Артуро смотрит так, будто хочет взглядом отнять альбом... Какая связь может
существовать между мной и дочерью Артуро, нет и не может быть никакой связи,
если я не дам импульс в сублограмме, а импульс я не дам.
- Вот вам задание, -



Назад