85d1c645     

Ткач Елена - Проша (Непутевая Семейка - 1)



Елена Ткач
НЕПУТЕВАЯ СЕМЕЙКА
КНИГА1
ПРОША
Глава1
ДАЧНИКИ-НЕУДАЧНИКИ
После нескончаемо долгой езды на грузовике голова кружилась, коленки
подкашивались и хотелось бухнуться прямо в траву, не добредя до скамейки.
Но Сеня не бухалась - вытянув шею, она рыскала по дорожкам, спотыкаясь о
сваленные здесь и там тюки и коробки. Взрослые покрикивали на девчонку, но
она их не слушала.
Красота цветущего майского сада сразила её. Наповал!
- Ксюха, ты потеряла заколку.
Отец тащил на себе тяжеленный обеденный стол, сгибаясь в три погибели.
Охнув, он поднял с земли оброненную дочкой заколку и протянул Сене.
Она поглядела на него как безумная, диковато дернула головой,
крикнула: "Пап, потом!" - и исчезла за кустами сирени. Светлые, вьющиеся
волосы рассыпались по плечам и падали на глаза, но ей было не до них. От
восторга девчонка прямо-таки потеряла дар речи и теперь способна была
только немо, без слов восхищаться...
Вообще-то, она совсем не была восторженной дурочкой - эта маленькая,
худенькая девчонка-подросток с ясными карими глазами. Близкие привыкли
видеть её задумчивой. Грустной даже... Но теперь, закончив седьмой класс и
впервые в жизни переехав на дачу - родители сняли её на все лето, - теперь
Сеня преобразилась. Глаза её волшебно сияли, сама она будто светилась и все
тайны мира, казалось, спешили слететься к ней на руки: вот же мы,
глупенькая, лови!
Она обожала таинственное - Ксения, Ксана, Ксюха, Киса - как звали её
домашние, каждый на свой лад. А старший брат Костик всем другим прозвищам
предпочитал оскорбительное: "Кисет"! И бедняга догадывалась, что список
прозваний этим не ограничится - многочисленные родственники то и дело
награждали новыми кличками. Какие-то из них приживались, какие-то - нет...
Сама она предпочитала короткое - Сеня. По крайней мере, так никого не
звали. Вокруг толпилась прямо-таки уйма Ксюш. Куда ни пойдешь - обязательно
наткнешься на Ксюшу! Не то чтобы ей уж очень хотелось выделиться... Просто
когда кругом все одинаковое - нет, это слишком скучно! А скуки Сеня боялась
больше всего на свете. Она одевалась, как все, пела те же песенки, что и
все, обожала "Титаник" и Леонардо ди Каприо ( правда, это было прошлой
зимой, потом любовь как-то несколько поостыла ), но был в душе её тайничок,
куда всему этому хода не было. Запретный такой тайничок. Особенный... В нем
жила Ксения, не похожая на других. Эта Ксения верила, что в жизни её
непременно случится нечто такое, чего ни у кого никогда не было и не будет.
И этому тайному ожиданию она отдавалась всем сердцем.
Что-то крепко щелкнуло её в лоб и отскочило, гулко жужжа.
Жук-бронзовик! Изумрудный, деловитый, сияющий! Она кивнула ему как старому
знакомому, расценив внезапное нападение как сигнал: "Очнись!" И подумала,
что в самом деле может лопнуть от переизбытка чувств - её просто-таки
распирало от счастья!
И Сеня опустилась в траву. Потом легла, раскинув руки и шевеля
пальцами, словно впервые пробуя на ощупь то прохладное, живое и нежное, что
было здесь всюду, всюду и называлось травой, и таило в себе чьи-то скрытые
шевеленья - целый мир, который сверху не рассмотреть. Но теперь Сеня могла
это сделать. Она прищурилась, мир вокруг стал двоиться, потом зелень
тронулась в глазах, поплыла, оделась радугой... Сеня прикрыла глаза и
запах, поднимавшийся от земли, заставил её блаженно заулыбаться. Так она и
лежала с глуповатой улыбкой на губах, полностью растворившись в этом живом,
дышащем мире, слившись с ним... Крики и голоса вз



Назад