Перфораторы в Москве http://perforatory-msk.ru недорого.   85d1c645     

Ткаченко Игорь - Записки Одного Армагеддона



Игорь ТКАЧЕНКО
ЭПИСОДИИ ОДНОГО АРМАГЕДДОНА
Конечно же, любимой жене
________________________________________________________________
ОГЛАВЛЕНИЕ:
ПАРОД
ЭПИСОДИЙ ПЕРВЫЙ
ЭПИСОДИЙ ВТОРОЙ
ЭПИСОДИЙ ТРЕТИЙ
ЭПИСОДИЙ ЧЕТВЕРТЫЙ
ЭПИСОДИЙ ПЯТЫЙ
________________________________________________________________
Ни по земле, ни по воде не
найдешь ты пути к гиперборейцам.
П и н д а р
ПАРОД
Дальше понятней не станет, поэтому давайте договоримся сразу: глупых
вопросов не задавать, а на умные я сам не знаю ответа.
А на все неизбежные "почему, как, откуда" отвечу: потому что, так,
отсюда.
У калейдоскопа не спрашивают: почему?
Не спрашивают у облаков: почему собака и зачем верблюд?
И у колоды карт, если только она не в руках шулера, не спрашивают:
откуда шестерка, если я хотел туза?
Согласен, можно было применить известную уловку: обозвать эти листки
"рукописью, найденной на помойке, под кроватью, присланной неизвестным
самоубийцей или сброшенной с вертолета, рассыпавшейся и сложенной вашим
покорным слугой так, как сложилось", то есть всяческими способами
откреститься и встать в сторонке, оставив, тем не менее, свою фамилию на
титульном листе.
Но зачем?
Да и не о том я.
Вот еще: не буду делать оговорки, что все действующие лица, ситуации
и учреждения вымышлены. Это не так.
А вот никакого наукообразного обоснования я не знаю и придумывать не
стал.
Почему узор в калейдоскопе сложился так, а не иначе?
Почему один раз пасьянс сходится, а потом, сколько ни бейся, -
никакого толку?
Почему за полчаса до встречи с тем, кого не видел года два и думать
забыл о его существовании, он вдруг вспоминается? Или, оказавшись в
совершенно незнакомом месте, ловишь себя на мысли, что здесь уже когда-то,
очень давно, бывал? А войдя в собственную комнату, вдруг не можешь ее
узнать.
Да, а чья это, собственно, физиономия в зеркале по утрам? Моя?
Позвольте, а откуда борода и усы?
Нет и нет, вынужден вас огорчить. Мое психическое состояние на
известной шкале занимает среднее положение между двумя пограничными -
шизофренией и маниакально-депрессивным психозом. То есть я, как надеюсь, и
вы, совершенно нормален, о чем есть соответствующая запись в
соответствующих документах.
Меня зовут Игорь. Мне, как и вам, миллион миллионов лет, но я еще не
устал и не спешу увенчать себя венком и броситься в море. Когда меня
убивают или я умираю сам, я кладу эту карту в самый низ колоды или
осторожно поворачиваю калейдоскоп.
А еще меня зовут Самсон и Адраст, Радунк и Димон, Тарнад и Марк
клавдий Марцелл. А еще - Вероника, Сцилла и Ольга.
Вас как зовут?
И меня так же.
У меня много имен. Всех я не знаю, потому что много узоров в
калейдоскопе, велика колода и еще не сошелся пасьянс.
Что касается гиперторейцев, то есть, говорят, такие люди. Солнце у
них заходит раз в году и ненадолго, земля дает по два урожая, и урожаи те
не гниют на корню и в закромах, а сами гиперторейцы отличаются необычайным
долголетием, живут счастливо в мире лугов и рощ. Когда их старцы устают от
жизни, они, увенчав себя цветами, бросаются в море и находят
безболезненную кончину в волнах.
Не туда ли мы стремимся на протяжении сотен своих жизней? Или
когда-то жили мы там, но потом, за какое-то страшное прегрешение, были
изгнаны и вот теперь мечемся, ищем дорогу, вертим калейдоскоп судьбы,
вновь и вновь пытаемся сложить пасьянс.
Может быть так, а может быть, по-другому или вовсе перпендикулярно.
Я честно предупреждал, что на умные вопросы ответа не знаю.
И, наконе



Назад