85d1c645     

Ткачева Анна - Приворот



АННА ТКАЧЕВА
ПРИВОРОТ
1
— Если ты не хочешь сказать фамилию добром, — заявила я, — то мне придется нанять частного детектива. И даже не особенно разорюсь — работенки-то на день-другой. Подумаешь, порыться в каких-нибудь загсовых книгах.
— Нанимай, — презрительно скривил губы отец.
— Послушай, я в конце концов обойдусь и без детектива. Пойду на кладбище...
— На какое? — перебил он меня.
— На городское.
— А если их там несколько? Город-то немаленький. А если вообще речь шла не о городе, а о каком-нибудь деревенском погосте?

А может, я вообще все про Пермь придумал, и это в Омске или Тамбове?
— Придумал? Что ты такое говоришь?! Зачем тебе придумывать? Ты что?!
Отец молчал, и по лицу было видно, что он сожалеет о сказанных словах. Дикая складывалась ситуация: отец не пускает дочь на могилу матери, бывшей своей жены. И ладно бы какой самодур, а то ведь милейший и наипокладистейший из всех известных мне папенек.

При этом он упорно не желает объяснить свою позицию: не нужно тебе туда ехать, ничего тебе не скажу — вот и весь резон. Дурацкая злопамятность, оскорбленная гордость? Бог мой, но ведь прошло столько лет, да и никогда за ним ничего подобного не замечалось.
— Папа, — снова начала я, — неужели ты не понимаешь, что отказываешь мне в святом праве? Допустим, между вами произошло нечто скверное, допустим, ты ее ненавидел...
— Ничего подобного, — опять перебил он меня, — я ее любил.
— И ни разу не был на могиле? И не сохранил ни одной фотографии?
Опять молчание. Просто настоящая стена.
— Так как насчет святого права? — напомнила я. — Как насчет того, что дети должны помнить умерших родителей и поминать их в своих молитвах? Ты же у нас такой религиозный, в церковь шастаешь...
— Она была неверующей и некрещеной, — быстро доложил он мне.
— И что из этого следует? Я хоть и крещеная, но тоже неверующая. Если со мной что случится, ты меня тоже помнить не будешь?

Горит, дескать, дитятко в адском пламени, ну и черт с ним.
— Дура! Не смей так говорить! Не смей говорить о том, чего не понимаешь! Боже, да что это за наказание?!
— Наказание вроде бы не тебе, а мне. И за что — непонятно.
Отец поднялся и начал нервно вышагивать по комнате. Я краешком глаза наблюдала за его передвижением, ожидая, когда он что-нибудь опрокинет.

Удивительно, такой спортивный и в общем-то грациозный мужчина, он все время, а особенно когда нервничает, натыкается на мебель, смахивает со стола бокалы и бутылки, проливает чай из чашек. Несть числа безвременно погубленным в самом цвете модности костюмам.

Правда, сейчас на нем только древняя майка и потерявшие форму вельветовые штаны, и так уже изрядно уделанные, поэтому переставлять подальше бутылку с красным вином надобности не было. Но пластиковую сумку с заготовленной для него „бомбой" я тихонько задвинула подальше за кресло — до сих пор он не обращал на нее никакого внимания и именно поэтому мог запросто на нее налететь.
Зазвонил телефон, отец радостно метнулся к нему, очевидно, надеясь, что звонок положит конец нашей неприятной беседе. И раздраженно швырнул трубку на рычаг, даже не ответив. Понятно, номером ошиблись.
— Я все равно туда поеду, — вернула я его к разговору.
— Зачем? Объясни мне, зачем? Кого ты надеешься там найти? Ее родителей?

Да им двадцать семь лет назад было уже за шестьдесят, я даже удивился, какие они старые.
— Ни братьев, ни сестер, ни теть, ни дядь у нее, конечно, не было? — уточнила.
— Не знаю. Во всяком случае, она о них никогда не упоминала.
— Это еще не значит, что их не суще



Назад