85d1c645     

Ткачук Леонид - Конец Пути



Леонид ТКАЧУК
КОНЕЦ ПУТИ
Волны накатывались на берег, стремясь снести его со своего пути. Но
шумно взлетев на гальку, они теряли порыв и бессильно просачивались
обратно в море.
Одинокий человек двигался вдоль берега, останавливался, снова
пускался в путь, и останавливался опять. Красноватые, подернутые дымкой
солнечные лучи пробивались над горизонтом, окрашивая окружающее
нереальными, мерцающими при каждом движении, бликами. Феерическим пламенем
сверкал камень, выраставший из волнующихся вод. Он был неотделим от стихии
волн - неровный, шероховатый, со множеством выступающих граней.
Вершина камня оканчивалась конструкцией, похожей на устаревший
крейсер типа "дельта". Такие же нацеленные в звезды шпили-антенны неравной
длины, такая же несоразмерность, дисгармония и, в то же время, изящество,
устремленность к неведомому - воплощенное в камне движение.
Человек долго не мог оторвать взора от захватывающего зрелища. Кровь
гулко отдавалась в висках, горяча тело, обдуваемое легким ветерком. Хотя
местность вокруг, куда доставал взор, была застроена многочисленными
копиями прибрежных замков, твердынь, памятниками архитектуры многих миров,
на которые ступала нога земных космопроходцев, такого потрясения он еще не
испытывал: почти не осталось сомнения, что именно бурлящее море и породило
этот каменный цветок, подобный Афродите, рожденной из пены морской...
"Вот он каким должен стать... конец пути..." - мелькнула мысль и тут
же унеслась, подхваченная ветерком.
Ветер то затихал, то снова взбивал волны. Пляшущие на вечных стоянках
модели парусных суденышек подчеркивали строгую красоту замка белыми,
алыми, многоцветными хлопающими парусами. Движение волн, корабликов, игра
ярких парусов создавали впечатление, что здание движется, и даже живет
своей, непонятной людям жизнью.
Человек был так захвачен зрелищем, что не заметил, как оказался по
щиколотки в воде. Очнулся он от громкого покашливания, которым пытались
привлечь его внимание.
- Кха-кха!
Он быстро выскочил из воды.
- Доброе утро. Ну как? Нравится? - спросил его кряжистый человек в
тельняшке. На груди у него блестел золотой значок ветерана Космофлота.
Улыбаясь, "моряк покосился на такой же значок на форменке космодесантника.
- Не очень-то доброе, хотя и замечательное, - со вздохом ответил
косомодесантник, оправляя куртку.
- Как я понимаю, к нам насовсем. Согласились пощекотать нервишки
"игрой"?
- А?... Да. Почему бы и нет? Время разбрасывать камни закончилось,
настало время собирать их...
- Поль, - представился "моряк", - просто Поль.
- Сергей... Мартынов, - сдержанно произнес приезжий.
- Неужели "Звездный дед"?! - удивился Поль. - Вот уж не надеялся
увидеть вас здесь. А я думаю, что за знакомое лицо? Ходят легенды о том,
как вы обставляете одну медицинскую комиссию за другой. Когда меня после
училища назначили в поисково-аналитическую группу, вы возглавляли Третью
галактическукую. Но вот уже скоро сотню лет я топчу камни этого проклятого
острова, а вы все еще в Космофлоте. Сколько же вы продержались?
- Немного не дотянул до пятисот.
- Поразительно! Вот это да! Еще никому не удавалось продержаться и
половины этого срока. Даже одной трети, и то немногим! Да, вас по праву
можно называть "звездным Мафусаилом"!
- Как-то позабыл о возрасте, все время не хватало еще одного дня,
часа, минуты, а напоминать было "неудобно". - Мартынов глянул на
сгущающиеся тучи и добавил: - Все дело в том, что на Земле меня никто не
ждал. Все медицинские исследовател



Назад