85d1c645     

Тогунов Игорь - Виртуальность Нежности



Игорь Тогунов
Виртуальность нежности
Сборник стихотворений
Об авторе
Родился 19(20) января 1947 г. в Петропавловске (Камчатском). Детство
прошло у Черного моря на земле древней Колхиды (Поти). Учился в столице
Азербайджана (Баку) и Астрахани. Начал деятельность практикующего врача в
Тамбовской области. С 1976 года - во Владимире.
Аннотация:
В сборнике стихотворений "Вертуальность нежности" представлены
произведения созданные в разные периоды. Цикл "Шизондиада" написан в период
1969-1974 годов. Стихотворения, включенные в цикл "Лефортово", созданы в
1990-1992 годах. В 1993-1995 гг. написаны стихи цикла "Ладони летнего
дождя".
x x x
Я прорасту из бед и огорчений,
Из унижения и рабства суеты,
Из безнадежно мрачных настроений,
И беспризорно призрачной мечты,
Из желтых листьев и сухого сена,
Из мрака мглы и горечи других,
Я прорасту однажды непременно
В мирах далеких, временах иных.
Сольюсь душою, телом ли, мечтами
С подобными себе, и как всегда
Прохладными святыми вечерами
Свободою забудусь на года,
И засвечусь звездою ли, свечою,
Желая каждым помыслом гореть.
Я праздник наслаждения устрою
Где можно все - дурачиться и петь,
Где нет желаний жизнь переиначить,
Где в искушениях то славой, то вином
Беззубые старухи не судачат
На старой лавке пред моим окном.
Ш И З О Н Д И А Д А
Шизонд ° 1. Трансформация.
К себе прислушаюсь:
дорога в заключение,
Палата широка да желтый коридор
И кто-то в белом,
управляет настроением,
Диагноз вынося как приговор.
Внимательно прослушают признание,
Невидимую нитку подадут
И, заглянув в анамнезы дознания,
Серьезно спросят:
- Значит, Юний Брут?
Прикинувшись, что верю им сердечно,
Покаюсь искренне в предательстве своем,
Как в современном мире быстротечном
Брут возродился в облике моем.
Как предал непосредственное детство,
Потом мечту несбывшейся весны.
Я мимо шел, а рядом по-соседству
Рубили ствол рыдающей сосны.
Я мимо шел, а кто-то тихо плакал,
На помощь звал, но только не меня...
С покосых крыш осенний день закапал,
Тепло друзей в морозы хороня.
Я мимо шел, забыв других печали,
Швыряя чувства как никчемный хлам.
Вдогонку что-то важное кричали,
Не то про смерть, не то про чистоган.
Я мимо шел и как-то незаметно
Мир потерял, оставшись на один
С самим собой.
Признаюсь, было лестно
Вот так стоять среди пустых равнин ,
Где жизнь казалась шуткой бесконечной
Где звездный свет был холоден, но мил.
Тогда я в одиночестве беспечно
В себе самом себя собой убил.
Теперь я Брут.
Оставьте ваши споры.
Решетки с окон падают звеня.
Но краем уха слышу разговоры,
Что можно в Цезаря преобразить меня.
Шизонд ° 2. Непричастность.
Было все непонятно мне
В этот странный полночный час:
Стыл оркестр в беззвучном сне,
Упирая на зычный бас,
Засыпая печали дней,
Падал иней и мокрый снег,
Я стоял в стороне ничей
И ругал понапрасну век.
Стыли пальцы в пробелах дел.
Был оркестр монотонно вял.
Белый ангел беззвучно пел
Ораторию про металл.
Добровольно крещенный бес,
По утрам подбривал усы.
...День рождался в муках чудес,
Заглушая в оркестре басы.
Шизонд ° 3. Унижение.
В теплом фоне, в сером фоне
Черный вырезан кусок,
Завывает в телефоне
Злой охотничий рожок.
Ветер рвет бумагу в клочья.
Паутина на делах.
От милиции до почты
Все по форме, на ногах:
Ловят черного безумца.
(Сети, холод и гнилье).
Даже горы молча гнутся,
Слыша грозное: - Хамье!
Свищут пули. Визг и крики.
Но куда же все толпой?
Вот он я, пусть не великий,
Пусть с безумной головой



Назад