85d1c645     

Токарева Виктория - Уик-Энд



Виктория ТОКАРЕВА
УИК-ЭНД
По утрам она делала гимнастику. Махала руками и ногами. Гнула спину вперед
и назад.
- А ты не боишься упасть и сломать шею? - пугалась я.
- Я чувствую, когда граница, - отвечала Нинон.
- А как ты чувствуешь?
- Центром тяжести. Он в позвоночнике. Я чувствую грань между "да" и "нет".
После зарядки Нинон направляется в душ. Плещется долго. Я вхожу следом и
замечаю, что колонка течет. Распаялась.
Наша хозяйка у которой мы снимаем дачу, умоляет только об одном: не
смешивать воду в колонке. Отечественные колонки рассчитаны на один режим:
холодная или горячая. Нинон это знает. Но для здоровья и удобства ей нужно
смешать воду, и значит, все остальное не идет в расчет: хозяйка, ремонт
колонки, деньги водопроводчику. Все эти мелочи Нинон не учитывает.
Я вошла в кухню и сказала:
- Нинон! Какая же ты сволочь!
Нинон пьет кофе - свежая, благоухающая, с маникюром и педикюром. Она
кивает головой в знак согласия: дескать - сволочь, что ж поделаешь...
Ничего не поделаешь. Я вызываю по телефону водопроводчика и сажусь пить
кофе. Уже за столом я вспоминаю, что забыла свой кофе в Москве.
- Дай мне ложку, - прошу я. - Иначе я не проснусь.
- Не могу. Я привезла только в расчете на себя.
Я вздыхаю, но делать нечего. Нинон - это Нинон. От нее надо либо
отказываться, либо принимать такую, как есть.
Я ее люблю, а значит, понимаю. Любят не только хороших, любят всяких.
Нинон эгоистичная и жадная до судорог. Однако жадность - это инстинкт
самосохранения, поэтому дети и старики, как правило, жадные. Я застала Нинон в
среднем возрасте - между ребенком и старухой. Нам обеим под сорок. Мы на
середине жизненного пути. Вторая половина идет быстрее. Но сейчас не об этом.
Наша дружба с Нинон имеет дачный фундамент. Мы вместе снимаем дачу - одну
на двоих. Аренда на зимние месяцы стоит недорого, даже для меня, учительницы
русского языка в общеобразовательной школе.
Нинон - переводчица. Она знает немецкий, французский, испанский,
португальский, а заодно и все славянские: польский, югославский, болгарский.
Нинон - полиглот. Она невероятно чувствует природу языка и может подолгу
разглагольствовать на эту тему. Меня интересует одно: кто дал народам их язык?
Откуда он взялся: испанский, французский и так далее? Это результат эволюции?
Нинон не знает. И никто не знает. Значит, язык - спущен Богом. Так же, как
и сам человек.
Нинон любит профессию и владеет ею в совершенстве. Ее приглашают
переводить на международные выставки. Она и сама похожа на иностранку:
большеротая, большеглазая, тип Софи Лорен, но нежнее. Ее красота не такая
агрессивная.
Что касается меня, то я - белая, несмелая ромашка полевая. У меня золотые
кудряшки и лишний вес. Мечта офицера, коим и является мой муж. У меня муж -
полковник. Нинон снисходительно называет его "красноармеец".
Мы с Нинон совершенно разные - внешне и внутренне. Она худая, я толстая.
Она светская, я домашняя. Она жадная, я равнодушна к собственности. Она
атеистка, я верующая. Но при этом мы дружим. Нам вместе интересно. Она меня
опекает, критикует, ей нравится быть сильной. Она самоутверждается за мой
счет, а я не против.
Мы вместе уезжаем на дачу, проводим субботу и воскресенье - Нинон называет
это уик-энд. Мы гуляем на большие расстояния, смотрим телевизор, обмениваемся
впечатлениями, отдыхаем от Москвы, от семьи.
У каждой из нас неполная семья. У меня муж без детей. У нее - дети без
мужа. Неизвестно, что хуже.
Мы обе страдаем - каждая по-своему. Я страдаю от



Назад