85d1c645     

Товмасян Андрей - Александр Родионов, Владимир Данилин, Николай Королев (Воспоминания)



Андрей Егеазарович ТОВМАСЯН АКРИБИСТ
АЛЕКСАНДР РОДИОНОВ, ВЛАДИМИР ДАНИЛИН, НИКОЛАЙ КОРОЛЕВ
Воспоминания
х
Сегодня я тосклив и весел,
Но больше я навеселе.
Что умер - весел, а невесел,
Что так тоскливо мне в земле...
х
Достигается пoтом и опытом
Безотчетного неба игра
Осип Мандельштам
ДЛЯ САШИ - НИЧЕГО НЕ ЖАЛКО!
С Сашей Родионовым меня познакомил Вагиф Сеидов. Как-то он сказал мне,
что у него есть знакомый, молодой юноша - хорошо играющий на саксофоне. Я
заинтересовался этим, хотя и не очень поверил ему. Играл я тогда в кафе
"Ангара" и попросил Вагифа познакомить меня с этим юношей. Это было в 70-х
годах.
Вскоре Вагиф привел его. Мы познакомились. Это был совсем молодой
человек. Очень скромный, приветливый и располагающий. Он пришел с
инструментом (тенор сакс) и я предложил ему поиграть с нами. На фортепиано
играл Володя Данилин. В зале (как сейчас помню) был Коля Королев - очень
тонкий ценитель как стихов, так и джаза. Саша играл весь вечер. Мы играли
тогда распространенные стандарты: "Lullaby Of Birdland", "Continental", "How
High The Moon", "Lover Come Back To Me", "I In The Mood For Love" и
бесконечное количество "blues" - "Blumdido", "Billy's Boonse", "Strait, No
Chaser" и многие другие... Играли также и "ballad": "The Moon", "Звезды над
Алабамой", "Stardust".
Я внимательно слушал, как Саша играет. У него был хороший теплый звук.
Он весьма гармонично импровизировал и обладал довольно богатой техникой.
Много цитировал расхожих джазовых цитат. Мне он понравился сразу. Мы играли
по очереди, и по четыре такта, и вперемежку! Саша был не скажу великолепен
- нет! Но он был хорош - уже тогда! У него не было, разумеется, той высокой
техники, какая была у Данилина и у меня (в то время!). Но не надо забывать,
что я играю на трубе с 14 лет и ко времени нашего знакомства с Сашей у меня
за плечами лежало 14-20 лет джазовой практики. Чуть меньше было и у Володи
Данилина.
На тенор саксе у нас тогда играл Толя Сазонов, обладающий мощным звуком
(стальной мундштук!). Он мог перекрыть все! Играл он - не скажу, чтобы "Ах!"
Но его игра отличалась от игры всех других саксофонистов. Игру и звук Толи
Сазонова можно сразу отличить на слух.
Коля Королев заметил мне: - Толковый юноша! Не упусти его!
После того (примерно через два месяца) я оформил Сашу через МОМА к нам в
состав (пришлось дать взятку!) и таким образом у нас стал секстет: Родионов,
Сазонов, Данилин, я, Эдик Берлин и Ваня Васенин. Васенин, как и Коля
Королев, тоже сказал мне, что это - удача (про Сашу). Таким образом мы стали
играть вместе и, конечно, дружить.
Саша приезжал репетировать ко мне домой и был хорошо знаком с моей мамой
Елизаветой Михайловной Степановой. Мама кормила нас, потом мы начинали
репетировать. Я играл с сурдиной, чтобы не беспокоить жильцов. Саша приносил
ноты.. Он очень хорошо (не в пример мне) умел читать ноты (крючки, как он их
называл) и по моей просьбе "снимал" с записей те пьесы, о которых я его
просил. Сам я сделать этого не мог. У Саши был очень точный слух. Он прозвал
Данилу "Уши" за феноменальный Данилинский слух - абсолютный. У Саши был не
было такого слуха, как у Данилина, но был свой и довольно значительный. Я
прозвал его "Уши № 2".
Все, что Саша "снимал" с эфира или с пластинок, было абсолютно точно
вплоть до форшлагов и даже кикс. Мы репетировали с ним через день по по
два-три часа. На репетиции часто присутствовал Коля Королев.
Саша "снял" по моей просьбе "A-Le-Cha" (Charlie Parker), "Salt Pinats"
(D



Назад