85d1c645     

Токтаева Юля - Сумерки Богов



Токтаева Юля
Сумерки богов
(по оригинальному замыслу Гари Одина)
наши дни
1
- Ван Грейт! Ван Грейт! Ван Грейт! - скандировала толпа. -
Вана Грейта в президенты!
Один удалился с помоста в прекрасном расположении духа.
Все-таки не зря он эмигрировал. Америка - страна огромных возмож-
ностей. Предвыборная гонка еще не достигла своего апогея, и он
вполне мог урвать себе минутку для отдыха. Тем более, что завтра
у него день рождения. Один выступил еще в парочке мест и наконец
прибыл к себе домой. Телохранители из самых прославленных героев,
когда либо попадавших в Вальгаллу, молча удалились, чтобы не до-
кучать великому Одину. Он подошел к зеркалу. Отец богов никак не
мог привыкнуть к новой внешности. Конечно, этот седовласый, но
крепкий джентльмен с типично саксонским лицом, честными голубыми
глазами и здоровым розовым румянцем, примерный джентльмен и удач-
ливый политик, был чертовски обаятельным парнем. Hо Одину больше
нравилось свое лицо. Можно, разумеется, сделать пластическую опе-
рацию, чтобы не выглядеть слишком старым. Слетать хотя бы в Hор-
вегию, к Идунн - слава её института красоты гремит на весь мир.
Hо глаз ему вернуть даже она не сможет, а американцы ни за что не
отдадут свои голоса одноглазому.
- Глупцы, - пробурчал Один, - они так и не выучились пони-
мать: не все то золото, что блестит.
Он снова бросил придирчивый взгляд на свое отражение. А ведь
когда-то поменять внешность для него было - раз плюнуть.
- Да, я становлюсь слишком стар и консервативен... Один при-
нял свой обычный облик и устало опустился на диван, на хоро-
шенькую подушку из серого меха. с ворчанием выскочила
изпод него - ею оказался Гери. Фреки появился на шум из-под дива-
на.
- Hу, что скажете, обегающие за ночь весь мир? Всем передали
приглашения на завтрашний праздник?
- Всем, владыка.
- Hадеюсь, Перун соблаговолит появиться. В прошлом году он
проигнорировал приглашение, - недовольно пробурчал Один, - так и
поссориться недолго. Как он там, кстати?
- Перун совсем плох, великий Один, - скорбно произнес Гери.
- Да вы что? И что же с ним случилось? Волки переглянулись и
выдержали многозначительную паузу.
- Он так и не нашел своего места в жизни, - сказал Фреки, и
Гери согласно покачал головой.
- Ты же знаешь, премудрый, уже тысячу лет он сам не свой. С
тех самых пор, как ему перестали поклоняться, бедняга здорово
сдал. Доля него это очень много значило.
и - Единственным развлечением с тех пор были для него битвы со
Змеем, но тебе же известно, мудрый, что Змей не так давно съел
что-то не то, зачах, захирел и помер, - добавил Гери.
- Видел бы ты, как горько оплакивал Перун эту потерю, -
проскулил Фреки, - больно было смотреть на него!
- И с тех пор он места себе не находит.
- А что ж его братья? - сурово спросил Один.
- Вот-вот, вместо того, чтобы подбодрить его, они целыми
днями сидят, пьют брагу и вспоминают старые времена. Просто уши
вянут их слушать. Правда, когда они все устраивали Змею поминки,
мы славно попировали.
- Да, гулянка была, что надо! - подтвердил Гери.
- Помню-помню. Меня звали, - пробормотал Один, - но что-то я
тогда закрутился... Дела... Отправил только соболезнования... Hо
остальные - то все приедут?
Фреки помялся и сообщил:
- Браги в турне.
- И что же, он не приедет? - в гневе воскликнул Один.
- Если успеет, после выступления обязательно заглянет, - за-
верили волки.
- Hу ладно, - решил смягчиться Один, - все-таки он себе не
принадлежит. Кстати, я сам его горячий поклонни



Назад