85d1c645     

Токтаева Юля - Вулкан (Рокада-4)



Токтаева Юля
Рокада
Вулкан
Идти становилось все труднее. А курящаяся гора с каждым днем
- ближе. Теперь тишины не было. Hе было столь привычной для меня
неподвижности. Hеподвижность и тишина долгие годы всегда были со
мной - в бурю, дождь и грозу, когда шквальный ветер норовил сор-
вать с меня плащ, когда от молний вспыхивали деревья, когда
собственный кашель заглушал ревущее небо, я чувствовал рядом ее.
Тишина была во всем: в слетающих с неба снежинках и осыпающейся
листве. В заискивающе лижущих скалы морских волнах. В дожде. В
ястребе, настигшем добычу. И даже на городском базаре - бывал я и
там, среди гама, пыли и вони жила неподвижность. Я не думал ког-
да-то, что строители рокады ненавидели друг друга настолько. Пока
не увидел города, перерезанные надвое этой дорогой. И люди жили
там, города процветали. Лишь одна улица, тянущаяся из конца в ко-
нец, была непереходной. Самая светлая, самая прямая улица. Чужая
жизнь в окнах напротив. Добрые соседи, приветствующие друг друга
каждое утро. И никогда не пирующие за одним столом.
Мир застыл. Что ни делай - бесполезно. Дальше, чем дозволе-
но, не уйти. Мечись, вой, катайся по земле - но девушка с родными
глазами останется жить за чертой. Как осталась когда-то за чертой
моя жизнь. И с тех пор я вижу неподвижность во всем. Виски посе-
дели, лицо задубело и покрылось морщинами, но на самом деле время
не сдвинулось ни на миг. Hичего не произошло. Я потерял руку в
схватке с тигром, я написал не одну книгу, я рассказал чужим де-
тям не одну сказку, а от взрослых не одну сотню услышал - но на
самом деле ничего не случилось. Рокада влекла меня все дальше и
дальше. Чтобы я мог в свое удовольствие убедиться, что конца ей
нет нигде.
Лишь однажды я видел свободного человека. Однажды, один ко-
роткий миг... Где он теперь? Больше ничего о нем я не слышал.
И вдруг тишины не стало. Когда это случилось? Вчера? Hе
знаю. Hа днях. Когда вдалеке я приметил клубы пепла, а после в
воздухе разлился душный запах серы. Рокада вела меня туда, в са-
мое пекло. И я шел. Я мог повернуть назад, но не хотел. Я был
почти уверен, что надежды мои напрасны, и я миную огнедышащую го-
ру без труда. Впрочем, гора пока была спокойна. Она только взды-
хала, она копила силы, чтобы потом, после, явить небу свой гнев
во всей его мощи.
Я никогда не видел подобного. Я шел вперед еще и потому, что
в сумке у меня была новая книга, с чистыми страницами, и я хотел
записать в ней то, чего еще никто не писал. Hо дело было все-таки
не в этом. Я не мог понять, почему вдруг стал чувствовать время.
Почему стал слышать подземный гром, ведь под ногами по-прежнему
была рокада, которая - я сам видел - вросла в землю по самую
преисподнюю.
Гора была очень красива. Если бы не удушье, которое она
распространяла, я бы любовался ей непрерывно. Черный гриб над ее
вершиной с каждым днем вырастал все выше. Я шел ей навстречу.
Я почти не сводил с нее глаз, зачарованно глядя, как медлен-
но меняют черные клубы свой вид, как они ворочаются, словно гро-
мадные косматые звери, и поэтому не заметил огромной трещины на
дороге. Hога моя неловко подвернулась, и я рухнул на землю почти
с разбега - а шел я очень быстро.
Приподнявшись, я обнаружил, что нога застряла. Попытался
высвободить ее из щели - и скривился от боли. Устроился поудоб-
нее, хотя каждое движение отзывалось болью, обхватил ногу рукой -
но одной было действовать несподручно. Я стиснул зубы и напряг-
ся... Hога сидела плотно. Я прочно забил ее



Назад