85d1c645     

Толстой Алексей Константинович - По Щучьему Велению



Русские народные сказки в обработке А. Толстого
По щучьему велению
Жил-был старик. У него было три сына: двое умных, третий дурачок Еме-
ля.
Те братья работают, а Емеля целый день лежит на печке, знать ничего
не хочет.
Один раз братья уехали на базар, а бабы, невестки, давай посылать
его:
- Сходи, Емеля, за водой.
А он им с печки:
- Неохота...
- Сходи, Емеля, а то братья с базара воротятся, гостинцев тебе не
привезут.
- Ну, ладно.
Слез Емеля с печки, обулся, оделся, взял ведра да топор и пошел на
речку.
Прорубил лед, зачерпнул ведра и поставил их, а сам глядит в прорубь.
И увидел Емеля в проруби щуку. Изловчился и ухватил щуку в руку:
- Вот уха будет сладка!
Вдруг щука ему человечьим голосом:
- Емеля, отпусти меня в воду, я тебе пригожусь.
А Емеля смеется:
- На что ты мне пригодишься?.. Нет, понесу тебя домой, велю невесткам
уху сварить. Будет уха сладка.
Щука взмолилась опять:
- Емеля, Емеля, отпусти меня в воду, я тебе сделаю все, что ни поже-
лаешь.
- Ладно, только покажи сначала, что не обманываешь меня, тогда отпу-
щу.
Щука его спрашивает:
- Емеля, Емеля, скажи - чего ты сейчас хочешь?
- Хочу, чтобы ведра сами пошли домой и вода бы не расплескалась...
Щука ему говорит:
- Запомни мои слова, когда что тебе захочется - скажи только: "По
щучьему веленью, по моему хотенью".
Емеля и говорит:
- По щучьему веленью, по моему хотенью - ступайте, ведра, сами до-
мой...
Только сказал - ведра сами и пошли в гору. Емеля пустил щуку в про-
рубь, а сам пошел за ведрами.
Идут ведра по деревне, народ дивится, а Емеля идет сзади, посмеивает-
ся... Зашли ведра в избу и сами стали на лавку, а Емеля полез на печь.
Прошло много ли, мало ли времени - невестки говорят ему:
- Емеля, что ты лежишь? Пошел бы дров нарубил.
- Неохота...
- Не нарубишь дров, братья с базара воротятся, гостинцев тебе не при-
везут.
Емеле неохота слезать с печи. Вспомнил он про щуку и потихоньку гово-
рит:
- По щучьему веленью, по моему хотенью - поди, топор, наколи дров, а
дрова сами в избу ступайте и в печь кладитесь...
Топор выскочил из-под лавки - и на двор, и давай дрова колоть, а дро-
ва сами в избу идут и в печь лезут.
Много ли, мало ли времени прошло - невестки опять говорят:
- Емеля, дров у нас больше нет. Съезди в лес, наруби.
А он им с печки:
- Да вы-то на что?
- Как - мы на что?.. Разве наше дело в лес за дровами ездить?
- Мне неохота...
- Ну, не будет тебе подарков.
Делать нечего. Слез Емеля с печи, обулся, оделся. Взял веревку и то-
пор, вышел на двор и сел в сани:
- Бабы, отворяйте ворота!
Невестки ему говорят:
- Что ж ты, дурень, сел в сани, а лошадь не запряг?
- Не надо мне лошади.
Невестки отворили ворота, а Емеля говорит потихоньку:
- По щучьему веленью, по моему хотенью - ступайте, сани, в лес...
Сани сами и поехали в ворота, да так быстро - на лошади не догнать.
А в лес-то пришлось ехать через город, и тут он много народу помял,
подавил. Народ кричит: "Держи его! Лови его!" А он, знай, сани погоняет.
Приехал в лес:
- По щучьему веленью, по моему хотенью - топор, наруби дровишек посу-
ше, а вы, дровишки, сами валитесь в сани, сами вяжитесь...
Топор начал рубить, колоть сухие дерева, а дровишки сами в сани ва-
лятся и веревкой вяжутся.
Потом Емеля велел топору вырубить себе дубинку - такую, чтобы насилу
поднять. Сел на воз:
- По щучьему веленью, по моему хотенью - поезжайте, сани, домой...
Сани помчались домой. Опять проезжает Емеля по тому городу, где даве-
ча помял, подавил много на



Назад