85d1c645     

Толстой Алексей Константинович - Посадник



Алексей Константинович Толстой
Посадник
Драма
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Б о я р и н Г л е б М и р о н ы ч, степенный посадник новгородский.
П о с а д н и ц а, жена его.
В е р а, дочь их.
Б о я р ы н я М а м е л ф а Д м и т р о в н а, вдова прежнего посад-
ника.
В ы ш а т а, Р о г о в и ч, Ж и р о х, К р и в ц е в и ч - новгородские
бояре.
В а с и л ь к о, жених Веры, дочери посадника.
С т а в р, Г о л о в н я, Р а д ь к о - товарищи его.
Б о я р и н Ф о м а Г р и г о р ь и ч, бывший новгородский воевода.
Б о я р и н А н д р е й Ю р ь е в и ч Ч е р м н ы й, новый новгород-
ский воевода.
Н а т а л ь я, полюбовница Чермного.
Р а г у й л о, брат ее, из неприятельского стана.
К о н д р а т ь е в н а, няня ее.
Д е в у ш к а, прислужница ее.
М е ч н и к.
Г р и д е н ь.
П о д в о й с к и й.
О д и н и з б о я р
Д р у г о й
Т р е т и й
Ч е т в е р т ы й
О д и н и з н а р о д а
Д р у г о й
Т р е т и й
Ч е т в е р т ы й
П я т ы й
Ш е с т о й
С е д ь м о й
В о с ь м о й
Г р а ж д а н е. Б о я р е. Г р и д н и. О г н и щ а н е.
Действие в Великом Новгороде, в XIII столетии.
ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ
УЛИЦА
Толпа народа возвращается с площади.
Явление 1
П е р в ы й и з н а р о д а. Конец вечу! Договорились
до дела!
В т о р о й и з н а р о д а. По шеям боярина Фому!
Т р е т и й и з н а р о д а. Давно бы так! Что он был
за воевода! Суздальцам хотел ворота отпереть! Не можем-де
доле держаться!
Ч е т в е р т ы й и з н а р о д а. К черту его! Боярин
Чермный не отопрет!
Т р е т и й и з н а р о д а. Не таковский!
П е р в ы й и з н а р о д а. А и у Фомы сильна сторона!
Я как увидел, что плотницкие один за другим в доспехах
подседают, ну, думаю, в топоры пойдут.
В т о р о й и з н а р о д а. И пошли бы в топоры, ко-
гда б не посадник! Дай бог ему здоровья, Глебу Миронычу!
Не речист, да метко его слово: "Не о том, говорит, спор,
кому воеводой быть, а о том, вольным ли нам городом
оставаться! Хотите ли послушаться Фомы? Хотите ли
суздальским пригородком учиниться?" Тут мы первые
закричали: "Не хотим! Долой Фому!"
П е р в ы й и з н а р о д а. А плотницкие-то свое несут,
как Фома их учил, так и долбят: "Не можем держаться!
Приступом нас возьмут!"
В т о р о й и з н а р о д а. А как осерчал это на них
Глеб Мироныч! "Неправда!- говорит,- три дня еще продержимся,
пока псковичи на выручку подойдут! Кто смелует мне, посаднику
Глебу, не верить?" Так и сказал: "Кто смелует мне, Глебу, не
верить?"
Т р е т и й и з н а р о д а. Велик его почет в Новего-
роде! Как сказал: "Кто смелует мне не верить?"- так вся
Добрынина улица в один голос: "Верим тебе, верим! Долой Фому!
Тебе, Глебу, воеводой быть!"
Ч е т в е р т ы й и з н а р о д а. Нет, то не Добрынина,
а наша Люгоша-улица напред всех закричала: "Тебе воеводой быть!"
В т о р о й и з н а р о д а. Обе улицы закричали. Да
спасиба-то он никому не сказал: "Не мне, говорит, а Чермному
быть воеводой! Чермный лучше всех дело знает, нет супротив
Чермного во всем в Новегороде!"
Ч е т в е р т ы й и з н а р о д а. А молодые, молодые-то
и обрадовались. Во всех концах заголосили: "Чермного!
Чермного!" Они-то и перекричали плотницких!
П е р в ы й и з н а р о д а. Не они одни, все мы их пере-
кричали. Заставили язык прикусить!
Т р е т и й и з н а р о д а. Куда одному концу против
всех!
П е р в ы й и з н а р о д а. А в кольчугах было подсели!
Думали Новгород надвое разделить. Тут бы они и ударили за Фому,
да не удалось, когда посадник сказал: "Кто смелует мне, Глебу,
не верит



Назад